ПОЛКОВОЙ ПРАЗДНИК (1)

Каждый полковой праздник являлся событием в жизни полка.

Ни к какому другому празднику не готовились так, как к полковому. Ведь полковой праздник был связан с посещением полка царем, который в этот день был гостем полка. Кроме того, весь полк, начиная со старшего полковника и кончая последним новобранцем, составлял одну большую и дружную семью, все члены которой в день полкового праздника являлись именинниками, и каждому хотелось, чтобы этот день прошел особенно удачно, торжественно и весело.

Еще задолго до праздника начинались совещания командира полка со старшими офицерами. Обсуждались все мелочи церемонии парада, меню обеда в офицерском собрании и программа увеселений офицеров и солдат. Эскадронные командиры с вахмистрами производили выводку лошадей, осматривая их ноги, гривы и хвосты, и отбирали красивейших коней для фланговых и «замковых» унтер-офицеров.

Капельмейстер Риотто, итальянец, так и ненаучившийся, несмотря на 25-летнюю службу, правильно говорить по-русски, с утра до вечера репетировал трубачей :
- Трамбон, вриешь, - кричал он, постукивая по пульту дирижерской палочкой и обрывая на полутакте начатый марш.
- Сапчинский, aллэ соло уф перед !
- Букирефф, комансэ обратно !
Непосвященному было бы трудно понять, что означают эти вы­ражения, но трубачи их прекрасно понимали, и через некоторое время стройная мелодия снова оглашала полковой двор.

Не менее других хлопотали старший полковник и хозяин собрания. Надо было обсудить с буфетчиком, какие горячие и холодные закуски сервировать к обеду, первому и второму ужину; проверить состояние погреба, вычистить запасное столовое серебро, сговориться с румынским оркестром Гулеско и цыганами, которые должны были увеселять госте й между обедом и ужином. В эскадронах заготовлялись перцовка и другие настойки, а также пиво, которое целыми ящиками свозилось в эскадронные цейхгаузы. Кашеварам было приказано, кроме положенных обеда и ужина, приготовить обильный второй ужин.

Накануне праздника на заднем плацу была произведена репетиция парада, на которой еще раз были осмотрены конский состав и обмундирование. Так как все оказалось в порядке и эскадроны без всякой заминки стройно прошли перед командиром полка рысью и полевым галопом, то репетиция скоро закончилась, эскадроны вернулись домой и наступило предпраздничное затишье.

Все приготовления были закончены, и полк отдыхал.

Вечером весь полк собрался в старой полковой 3наменской церкви (построена в 1741 году) на торжественную всенощную. Старые однополчане, заслуженные генералы и проживающие в Петергофе отставные солдаты - ветераны русско-турецкой войны - сошлись в полковую церковь помолиться в родной семье. Великий князь Дмитрий Константинович, девять лет прокомандовавший полком, также присутствовал на богослужении и скромном ужине, состоявшемся после всенощной.

Наступил день праздника. С раннего утра под наблюдением вахмистров происходил тщательный туалет лошадей. Каптенармусы выдавали людям парадное обмундирование.

В 9 часов утра эскадроны начали выстраиваться на полковой улице. Сытые кони грызли удила и играли под всадниками. Трубачи заиграли «под штандарты», и полковой адъютант подвез к четвертому эскадрону геоpгиевский штандарт.

Под звуки полкового марша подъехал командир полка, поздравивший каждый эскадрон с праздником. Скомандовав «слева по три», он повел полк на задний плац. Вес
еннее солнце заливало плац своими ласковыми лучами, отражавшимися на серебряных трубах полковых трубачей. Толпы празднично разодетых людей, петергофских обывателей и петербургских дачников, стояли вокруг плаца. В центре его была разбита украшенная зеленью и цветами царская палатка, у которой стояли на часах два бравых конвойца в красных черкесках.

Начался съезд начальства. Первым подъехал и поздравил полк с праздником бывший однополчанин - начальник дивизии генерал Брусилов. Вслед за ним на сибирском маштачке с нагайкой в руке подскакал командир корпуса генерал Данилов. И наконец, появилась эффектная фигура главнокомандующего гвардией великого князя Николая Николаевича. Каждый из начальников объезжал фронт полка, здоровался с эскадронами и поздравлял их с праздником.

Около десяти часов раздались издали все громче и громче нараставшие крики «ура» : собравшиеся посмотреть нa красивое зрелище парада обыватели приветствовали автомобиль Государя.

Царский автомобиль бесшумно подкатил к палатке.

Государь сел нa подведенного ему коня, а приехавшие с ним Государыня и Великие Княжны прошли в палатку. Раздалась команда : «Смирно, шашки вон, пики в руку, господа офицеры !». Трубачи заиграли полковой марш. Государь шагом подъехал к первому эскадрону. С видимым удовольствием оглядел он стройные ряды статных, красивых всадников и выхоленных, блестевших нa солнце вороных коней, поздоровался и поздравил эскадрон с полковым праздником. Громкое «ура» раздалось в ответ Государю. Трубачи оборвали полковой марш и заиграли народный гимн. Медленно двигался Государь вдоль фронта полка, сопровождаемый свитой и иностранными военными агентами. Он останавливался перед каждым эскадроном, здоровался с людьми, обращаясь отдельно к заслуженным сверхсрочным вахмистрам.

Объехав полк, Государь рысью направился к царской палатке. Раздалась команда : «К церемониальному маршу !». Эскадроны, равняясь, как по ниточке, стали проходить перед царем. Ha фланге первого эскадрона, салютуя фельдмаршальским жезлом, проезжал единственный в России фельдмаршал - шеф полка и старейший в полку офицер, 75-летний великий князь Михаил Николаевич.

Второй раз полк проходил полевым галопом.

Редкое и красивое зрелище представляло собой это прохождение стройных, одетых в парадную форму с красными лацканами, в косматых касках всадников, сидевших нa подобранных масть в масть вороных конях. Государь благодарил каждый эскадрон и громкое «рады стараться» раздавалось в ответ нa царскую благодарность. По окончании церемониального марша полк снова построился фронтом к царской палатке. К государю подошли два Георгиевских кавалера : каптенармус Синегубкин и вахмистр Масленников. Синегубкин нес нa подносе мисочку со щами и судок с гречневой кашей, так называемую «пробную порцию» сегодняшнего солдатского обеда. Масленников держал в руках небольшой графин с водкой и серебряную чарку. Приняв от Масленникова чарку водки, Государь поблагодарил офицеров и солдат за прекрасный парад и провозгласил здравицу полку. 3атем он с удовольствием отведал солдатских щей и каши. После этого Государь простился с полком, пригласив офицеров во дворец на завтрак.

Парад кончился. Собравшийся на плацу народ криками «ура» провожал отъезжавший царский автомобиль. Полк под командой дежурного офицера возвращался с веселыми песнями в казармы, а офицеры ехали верхами во дворец.

В большом зале старого Петергофского дворца стояли покоем три длинных стола, украшенные цветами и заставленные хрустальными вазами с фруктами и конфетами. Офицеры и прежде служившие в полку собрались в соседней гостиной, куда вскоре и вышел Царь. Он обошел всех собравшихся и пригласил их к столу. Во время завтрака играли полковые трубачи и придворный симфонический оркестр. Государь оживленно беседовал со своими гостями и по окончании завтрака, прощаясь с ними, обещал в 7 часов вечера посетить офицерское собрание.


Полковой праздник 9 июня 1902 г. (2)


Великие Князья Михаил Николаевич и Дмитрий Константинович на Полковом празднике.

А в это время во всех эскадронах шел веселый солдатский пир. Столовые были разукрашены гирляндами из свежей зелени. Перед эскадронными образами теплились лампадки. В углу столовой на особом возвышении стоял бочонок с водкой. Каптенармус наливал каждому подходившему к нему солдату традиционную чарку (пол чайного стакана водки). На столах дымились жирные щи, сдобренная сливочным маслом рассыпчатая гречневая каша и жареная свинина.

Подоспевшие из дворца эскадронные командиры и младшие офицеры присоединились к этому пиру, пили за здоровье своих солдат и благодарили их за удачный парад. Веселый разговор, смех и шутки раздавались за всеми столами. Вахмистры и сверхсрочные унтер-офицеры угощали в своих коморках вахмистров соседних полков и, в свою очередь, шли проведать приятелей в другие эскадроны. И, несмотря на обилие яств и питей, не было ни пьяных ссор, ни драк. Как хозяева, так и гости соблюдали порядок, зная, что праздник еще не кончился и что вечером приедут самые почетные гости, которых надо встретить и проводить всем полком.


офицерское собрание

 

К семи часам вечера в вестибюле офицерского собрания выстроились по старшинству чинов все офицеры и прежде служившие в полку. Среди последних находились великий князь Дмитрий Константинович, наказной атаман Войска Донского генерал Максимович, сибирский генерал-губернатор А. А. Ломачевский и много других, съехавшихся со всех концов России, чтобы провести праздник в своей родной полковой семье.

Ровно в семь часов к собранию подкатил царский автомобиль. Государь обошел всех офицеров, подал каждому руку и задал несколько вопросов. Обладая прекрасной памятью, он знал по фамилиям всех, не только старших, но и младших офицеров. Сопровождаемый командиром и хозяином собрания Государь прошел в большую столовую и остановился перед ломившимся от закусок богатым закусочным столом. Каких только горячих и холодных закусок не было на этом столе! Среди них было немного деликатесов, которыми славились петербургские гастрономические магазины Елисеева и Смурова и которых было нетрудно достать в любом количестве. Украшением стола являлись не аршинные омары и лангусты, не трюфеля и страсбургские пироги, а простые домашние, но замечательно вкусные изделия полковых поваров. Тут были маленькие, утопавшие в сметане биточки, крокеты из телячьей печенки, грибы в сметане, крошечные пирожки с капустой, гречневой кашей, грибами и рыбой, не говоря уже о разных домашних солениях и салатах из рыбы и дичи.

 

3апотевшие графины с водками и настойками на черносмородиновых и березовых почках, перцовой, рябиновой и другие стояли во льду, окруженные серебряными чарками. Трудно было удержаться, чтобы не отведать всех этих аппетитных вещей. И гости во главе с Государем отдали заслуженную честь полковым кулинарам. Старик буфетчик, Иван Михеич, не раз в своей жизни угощавший державного гостя, сиял от удовольствия, слыша, как Государь похваливает искусство подчиненных ему поваров. 3а рюмкой водки, с папиросой в руке, Государь долго стоял перед закусочным столом, разговаривая с офицерами, интересуясь событиями и мелочами полковой жизни. И только когда большая часть кулинарии Ивана Михеича исчезла в желудках гостей и хозяев, общество перешло к обеденному столу.

Государь никогда не пил дорогого французского шампанского, и, следуя его примеру, в офицерских собраниях на всех торжественных обедах подавалось русское шампанское «Абрау Дюрсо». Подняв бокал этого шампанского, Государь обратился к присутствовавшим с короткой речью, в которой благодарил командира и офицеров за прекрасное состояние полка. Ему ответили командир полка и старейший офицер генерал Ломачевский, произнесший экспромтом тост в стихах. Во время обеда в соседней бильярдной играли трубачи под управлением капельмейстера Риотто и балалаечники, которыми дирижировал виртуоз - полковой писарь Орехов. Перед десертом в столовой появились управляемые вахмистром Степаном Ивановичем Гейченко полковые песенники. Государь любил народные и солдатские песни, а Гейченко знал, какие из них особенно нравились Царю.

Долго еще сидел за столом Государь, слушая русские народные песни, которые он так любил. Наконец, он поблагодарил и отпустил песенников и по приглашению старшего полковника перешел в гостиную. 3десь гостям был предложен концерт румынского оркестра Гyлеско и знаменитого хора цыган из Новой деревни.

Уже давно прошло время, когда Государю, согласно придворным обычаям, следовало бы распроститься с хозяевами и уехать во дворец, но создавшееся настроение было настолько сердечным и непринужденным, что ему не хотелось огорчать радушных хозяев. Поэтому он не только не торопился с отъездом, но даже согласился остаться на состоявшийся далеко за полночь ужин. И только в третьем часу утра провожаемый всем полком Государь уехал на свою дачу. Старшие офицеры, проводив Царя, вернулись к оставшимся гостям, а эскадронные командиры со своими офицерами разошлись по эскадронам, чтобы закончить праздник среди солдат.

Долго спал полк на следующий день. И если бы не забота о своих верных товарищах - конях, то вчерашние именинники спали бы еще дольше. После утренней уборки лошадей, запоздавшей на три часа, солдатам был снова выдан праздничный обед с традиционной чаркой. Праздник кончился, и наступили полковые будни с их учениями и маневрами.

Ежегодно во всех полках старой русской армии справлялись такие полковые праздники. В одних полках -более торжественно, в присутствии Царя ; в других, стоявших в отдаленных гарнизонах, менее торжественно и без Царя. Но всюду - с одинаковым воодушевлением и радостью. Старые, прежде служившие в полках офицеры съезжались ото-всюду, чтобы провести этот день в своей полковой семье. И никогда эти праздники не омрачались пьяными дебошами, ибо все их уча стники соблюдали неписаный закон : офицер может и должен быть весел, но не смеет быть пьяным. Правда, на полковых праздниках выпивалось немало водки и вина, но на них пили «с умом». А если среди читателей найдутся строгие моралисты, которые осудят такое невоздержание, то я позволю себе указать им, что праздники эти происходили в России, а в «веселие Руси - есть пити».


(1) использован материал из кн. : Н. В. Вороновича : «Потонувший мир».

(2) По бокамъ строя представляя старые Штандарты, слева Поручикъ Анатол Яковлевичъ Де-Виттъ, справо Поручикъ Владимиръ Александровичъ фонъ-Шульцъ.
За ними, стоитъ 4-ый эскадронъ подъ комадованiемъ Ротмистра Александра Николаевича Ивашкина.

Шесть Унтеръ-офицеровъ держутъ старые Штандарты : с лево на право, Вахмистры К. И. Масленниковъ 1-го эскадрона, Щеболдасъ 2-го эскадрона, В. Д. Синьегубкинъ, Шикаренко 4-го эскадрона, А. Е. Барминъ 3-го эскадрона, Д. С. Поляков 6-го эскадрона.

 

Copyright © Alexandre A. SCRIABINE - Saint-Petersburg_Paris - november 2004